ВС РФ защитил долю банкрота, доставшуюся наследникам

Кредиторы умерших должников регулярно пытаются отобрать принадлежавшую ему долю в недвижимом имуществе, пусть даже оно является чьим-то единственным жильем.

Так, суды отказались исключать 1/3 долю умершего должника в трехкомнатной квартире в Москве, в которой так же проживали владевшие остальной частью недвижимости наследники.

2/3 жилья принадлежали дочери и внуку умершего должника, долг которого составлял 16 млн. рублей по займу у частного лица. Им же и была открыта процедура посмертного признания банкротом.

Владельцы 2/3 жилья просили суд исключить имущество из конкурсной массы, указав, что квартира является единственным для них жильем.

Все инстанции сделали вывод, что «продажа доли не будет нарушать интересы наследников и их право на жилище».

Порядок в мешанине выводов всех инстанций наводил, как обычно, Верховный суд.

Высокая инстанция в своем определении весьма критически отнеслась к выводам нижестоящих судов, указав следующее:

  • Продажа 1/3 доли приведет к возникновению права общей долевой собственности у лиц, которые никак не связаны между собой.

  • Для членов одной семьи при продаже 1/3 доли квартира может стать, фактически. «коммуналкой», что нарушит их права на единственное жилье.

  • Иммунитет единственного жилья подразумевает защиту недвижимости как единого, целостного физически объекта, где могут проживать граждане.

Отдельно ВС РФ подверг критике выводы апелляции о «безвозмездном получении наследницей спорной доли». ВС РФ отметил, что процедура посмертного банкротства должника идет по тем же правилам, какие были бы применены при его жизни. И если имущество при его жизни имело иммунитет – то и после смерти поступать иным образом у судов нет никакого права.

Эксперты уже признают решение ВС РФ (Дело № 305-ЭС18-3299) прецедентным и дающим наследникам надежды на защиту своего имущества после смерти должника.